06.06.2015

Про поиск, креатив в техносфере и информационную революцию

Как известно, первые печатные издания Иоганна Гуттенберга «Восемь частей речи» и «Библия», ознаменовавшие начало первой информационной революции, вышли в свет в 1445 году. Спустя полтысячелетия, в 1945 году развернула свои знамена и вторая информационная революция.

Считается, что она началась в период разработки в Пенсильванском университете США первой ЭВМ, которая весила 30 тонн, содержала 18 тысяч электронных ламп и производила 5 тысяч операций в секунду. А уже через тридцать лет индустрия электронно-вычислительной техники прошла стомиллиардный рубеж и до сих пор сохраняет наиболее высокие темпы роста среди всех отраслей обрабатывающей промышленности США. Статистики этой страны подсчитали, что к началу нового века только одно годовое приращение емкости компьютерной памяти равняется общему числу нейронов мозга у всех людей, представляющих население земного шара. Дальнейший прогресс, несомненно, зависит от проблемы программного обеспечения уже созданной и новых поколений компьютерной техники, которые синтезируются, благодаря творческим усилиям относительно небольшого сообщества одаренных разработчиков.

Основными критериями оценки стремительно развивающейся информационной доступности служат теперь вовсе не число персональных и промышленных компьютеров в год и прирост емкости запоминающих устройств у вновь созданных компьютеров, а показатели экспорта этого вида наукоемкой продукции и рост потока в каждой стране технических решений изобретательского уровня, которые уже на изначальном участке своего развития защищаются патентами.
 
В начале XXI века в США доминировала тенденция «глобализации» на рынке создания новых поколений компьютеров, обусловленная постоянным увеличением числа иностранных заявителей в общем потоке изобретений средств мультимедиа. Если к началу 70-х годов прошлого века суммарная доля изобретателей - неамериканцев среди всего объема выдаваемых в Соединенных Штатах патентов по данной проблеме не превышало и трети, до в 90-х годах составляла уже половину. Ожидается, что к концу второго десятилетия нового века, этот показатель превысит 80%. Одновременно постоянно растет взаимовлияние американских ученых с коллегами из разных стран, измеряемое по степени их публикаций в США и за рубежом, а также их совместное участие в исследованиях.
 
Специалисты по анализу научно-технического прогресса отмечают растущий приоритет в этой области Японии, Германии, России, Китая, Франции, Великобритании и Канады. В США на покупку лицензий на объекты промышленной собственности ежегодно тратится до 360 млн. долларов, в Японии - 580. Продолжается, в частности, и соперничество между США и Японией по ведущим отраслям так называемого Hi-Tech. Так, например, доля подачи заявок на изобретения японцами в американское патентное ведомство растет с темпом в 50% за каждые пять лет. В то же время количество изобретений, ежегодно регистрируемых в США из других стран, почти не меняется. Причем именно в секторе «вычислительная техника и оргтехника» японцы продолжают сильно теснить своих американских конкурентов. Однако при этом основной рост объема интеллектуальной собственности наблюдается только по оргтехнике и другому оборудованию для делопроизводства. В области же собственно электронно-вычислительных средств дистанция между двумя странами, оцениваемая запатентованными изобретениями, остается весьма значительной. Общее число патентов на компьютерные технологии, элементы, узлы, системы и комплексы персональных компьютеров, выдаваемых японским специалистам в США, не составляет пока и трети от количества изобретений, патентуемых самими американцами. Это происходит благодаря тому, что «дядя Сэм» для обеспечения заслона от импорта зарубежных идей применяет к своим соперникам по многолетней научно-технической гонке испытанный прием, получивший название «хвост ящерицы»: США год за годом поэтапно уступают свои позиции научно-технического лидера сначала в традиционных отраслях так называемой «дымной» индустрии, частично заходящих в зону обычных технологий и наукоемких изделий, и одновременно наращивают разрыв по электронике, кибернетике, бионике, электронно-вычислительной технике и генной инженерии, закладывающих основы дальнейшего экономического продвижения вперед. 
 
Особенно быстро увеличивается преимущество в области генной инженерии, приоритет которой в начале XXI века по-прежнему продолжает расти. Понятно, что изобретение может иметь успех, если оно появится, как сейчас говорят «в нужное время и в нужном месте», то есть когда это необходимо обществу и когда технический прогресс данного вида производства достиг такого уровня, чтобы стало возможным внедрение.
 
В креативном поиске современных продвинутых изобретателей остается, однако, слишком много подводных камней. Определенное количество новых технических решений так и не находит практического применения, пылится на полках патентных архивов и никем не востребуется. Значительная часть из предложенного остается непризнанными изобретениями. Имеет место и выдача патентов различным заявителям на одни и те же решения. Как не удивительно, но государственные органы патентной экспертизы многих стран, в том числе и России иногда выдают патенты на изобретения псевдонаучного характера.
 
В людях так много полезной и бесполезной любознательности, что они еще долго будут создавать вечные двигатели первого и второго рода, различные нуль-моторы, летающие инерциоиды и торсионные поля, биокорректоры, лечебные пирамиды. Сегодня каждый желающий может ознакомиться с тем, что в изобретательской копилке государственного патентного ведомства «Роспатент» имеются такие уникальные патенты, как: №20056111 «Устройство для предотвращения отравления человека токсичными веществами, присутствующими в продуктах питания» (состоящим всего лишь из шести пришпиленных друг к другу треугольников); №2083239 «Способ симптоматического лечения заболеваний» (основанный на касании тела пациента осиновой палочкой); №214362 «Способ усиления жизнедеятельности организма» (представляющий уникальный вариант лечения человека путем закрытия его туловища моделью панциря черепахи); №2154984 «Способ подбора лекарственного препарата и его дозы» (предлагающий ставить диагноз больному (на которого оказывает вредное воздействие другой человек -«энерговампир» с помощью иконы и трехразового прочтения молитвы); №2144388 «Материал для преобразования отрицательного биополя» (который готовится путем кипячения в крахмальном растворе какой-либо ткани); №210951 «Концентратор и аккумулятор биологической и космической энергии» (состоящий из простого диска или прямоугольника, выполненного из диэлектрика, например, из муки, на нижней поверхности которого начертаны канавки и выступы в форме змеек и точек); №2139106 «Концентратор космической энергии» (представляющий собой этикетку с нанесенными на нее соосно друг другу кривых линий); №2139107 «Способ преобразования геопатогенных зон в благоприятные на огромных территориях» (в котором авторы, сообразуясь, наверное, с огромностью наших пространств, предлагают самую трудоемкую из всех перечисленных выше «патентов» технологию, заключающуюся в бурении скважины, опускании в нее стальной арматуры вплоть до касания геопатогенной зоны и крепления с помощью фольги к наружной части арматуры природного камешка. Вот этот минерал и «снимает» с обширных территорий все их отрицательные свойства).
 
Нельзя не отметить также научное воровство, коммерческий шпионаж и творческую нечистоплотность ряда национальных патентных агентств, и редко, правда, встречающуюся честность некоторых изобретателей. Так, японская фирма Mitsubishi начала свое послевоенное возрождение с реализации идей, почерпнутых со страниц советских журналов «Наука и жизнь», «Техника - молодежи», «Знание - сила» и «Юный техник». В конце концов, один из руководителей этой фирмы вполне искренне предложил поделиться частью своей прибыли (до 35 млн. долларов) с авторами сворованных или заимствованных идей.
 
Или вот информация ИТА от 07.01.92 г. и РТР от 15.02.99 г.: «... по сообщению министерства обороны США при создании на рубеже 1970-80-х гг. самолета-невидимки F-117 Stealth использованы опубликованные в открытой печати результаты исследований советского физика Уфимцева, что позволило сэкономить около 40% всех затрат на осуществление проекта ...»; «... использование идей российских конструкторов на открытых демонстрациях незапатентованной военной техники вылилось для американцев прибылью в 2 млрд. долларов...». Китайской Народной Республикой в 1990-х годах был закуплен в России пакет лицензий на выпуск комплектующих к истребителю Су-27. После чего китайские инженеры стали производить этот самолет как свою собственность под другими названиями.
Широко известен скандал с выпускаемыми целом ряде некогда дружественных России стран без покупки у нее соответствующей лицензии копий отечественного автомата Калашникова. В конце 90-х годов в Хабаровске были украдены и проданы в США 14 наиболее ответственных и запатентованных в России узлов самолета МиГ-29, на которые наши конструкторы потратили 5 лет и около 700 миллионов долларов по курсу того времени…
 
Описанные элементы и этапы креативного поиска это только часть из видимого и невидимого комплекса исследований, осуществляемых в процессе подготовки новых технических решений изобретательного уровня. Но эта часть со всей очевидностью показывает, как привлекательна, патриотична и выгодна творческая деятельность человека в непрерывно меняющейся и совершенствующейся среде его обитания.
 
Авторы: С.В. Жаров, Е.Х. Хотулева, 
компания Интеллектуальный фонд 
 

Нравятся наши материалы? Вы можете помочь проекту!

1